Главная » БАНКИ » Госдума приняла опасный бюджет: торможение вместо роста

Госдума приняла опасный бюджет: торможение вместо роста

Сверстан по либеральным рецептам

Государственная Дума рассмотрела и приняла в первом чтении бюджет на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов. В целом федеральный бюджет продолжает формироваться на базе монетаристской неолиберальной модели экономики, пагубных для страны рецептах «Вашингтонского консенсуса», тех механизмах, которые были запущены в 1990-е годы и которые завели страну в тупик.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Одна из самых больших проблем российской экономики — нехватка денег в реальном секторе, особенно средних и длинных. Теоретически доказано, что для адекватного функционирования коэффициент монетизации должен составлять как минимум 80–120% ВВП. В Европе он действительно составляет около 110%; в Китае — почти 200%, а в США — под 300%. В России же на протяжении длительного периода он варьирует между 40% и 50%. И обосновывают этот низкий коэффициент якобы необходимостью поддержанием низкой величины инфляции.

Как государство может поддерживать экономический рост, о котором неустанно говорит президент Путин, если на всю бюджетную трехлетку 2020–2022 годов вновь запланировано сохранение бюджетного профицита и увеличение объема Фонда национального благосостояния (ФНБ)? То есть делается ставка на сохранение искусственного вывода финансовых ресурсов из бюджета, когда реальный сектор экономики задыхается в отсутствие инвестиций.

Между тем, негативное влияние профицита бюджета на экономический рост доказано мировой теорией и практикой. Профицит бюджета означает, что из экономики через налоги, пошлины, акцизы и прочие фискальные инструменты, изымается больше средств, чем потом через госрасходы в нее возвращается. Он связан с повышенной нагрузкой на экономику, является дополнительным и весьма существенным фактором сжатия государственного спроса, поскольку означает резкое сокращение реальных расходов бюджета внутри страны, снижает общую результативность и эффективность использования бюджетных средств. В конечном счете профицит бюджета сдерживает экономический рост, не позволяет реализовать возможности перехода на высокие технологии, инновационный путь развития и добиваться тем самым более эффективных результатов хозяйствования, парализуя решение острых социальных проблем.

Поэтому не удивительно, что в большинстве стран мира действует правовая норма, запрещающая формировать и утверждать профицитный бюджет, которая, кстати, действовала и в РФ до 2001 года. Дефицит бюджета в разумных, умеренных пределах заставляет правительство изыскивать дополнительные резервы для его покрытия, приводит к увеличению доходов хозяйствующих субъектов, а, следовательно, способствует росту покупательной способности и расширению национального производства.

Не удивительно, что развитые страны, как правило, формируют умеренные дефицитные бюджеты в размере, не превышающем 2–3% ВВП. Например, этот показатель для Австрии, Словакии, Бельгии, Канады, Турции, Польши, Китая, находится в пределах 2%.

Но российские руководители экономического блока правительства РФ весьма далеки как от теории сбалансированности бюджета, так и мировой практики его формирования.

Так, на 2018 год был запланирован профицит федерального бюджета в объеме 2,1% ВВП. При этом тут же был повышен НДС с 18 до 20%. Как объясняли министры экономического блока, это было сделано в том числе и для того, чтобы наполнить государственный бюджет. Другими словами, одной рукой правительство увеличивает налоги, чтобы «наполнить государственный бюджет», а другой — формирует бюджет с профицитом. Экономическое чудо, да и только!

Не удивительно, что это экономически безграмотное решение тут же оказало дестимулирующее действие на предпринимательскую активность, сразу же отразилось на ухудшении динамики экономических показателей: повышении инфляции, замедлении экономического роста и ухудшении динамики инвестиций. Естественно возникает вопрос: а зачем надо было повышать НДС при профиците бюджета, чтобы сознательно «опустить» экономику?

Но российские «теоретики» экономического либерализма еще более усиливают этот парадокс, внося новый вклад в теорию сбалансированности бюджета. Новизна заключается в том, что федеральный бюджет был не только сформирован, но и исполнен с профицитом, причем последний увеличился относительно утвержденной величины и составил 2,7 трлн руб., или 2,7% ВВП. Другими словами, был осуществлен искусственный вывод финансовых ресурсов из бюджета — и это в то время, когда реальный сектор экономики задыхается в отсутствие инвестиций, а президент Путин постоянно ставит задачу вывести экономику страны на траекторию роста в 5–7% и войти в пятерку мировых лидеров, чего без увеличения инвестиций сделать невозможно.

«Совершенствование» теории сбалансированности бюджета на базе его профицитности правительство продолжило и на последующий плановый период. В 2019 году профицит бюджета составит 1,932 трлн рублей, или 1,8% ВВП. Правда, на 2020 год он утвержден на 1 млрд рублей меньше — 876 млрд рублей, или 0,8 процента ВВП. Но профитизация бюджета как процесс сохраняется.

Другими словами, систематически происходит консервация сложившейся структуры федерального бюджета при невозможности существенного увеличения производительных расходов — на образование, здравоохранение, на доходы населения, инфраструктурные инвестиции. То есть государство продолжало обкрадывать, обсчитывать экономику, а не ускорять ее, продолжало формировать модель экономики не развития, а торможения.

Не лучше обстоит дело еще с одним из главных механизмов искусственного финансового обескровливания бюджета — с Фондом национального благосостояния (ФНБ). Речь идет якобы о «подушке безопасности», на которую мы «свалимся», если вдруг что-то грянет.

Объем ФНБ на начало 2019 года составил 3,8 трлн рублей (3,6% ВВП). Федеральным законом о бюджете на плановый период 2020–2021 годов предусмотрено, что в 2020 году ФНБ будет «доращен» и составит 7,9 трлн рублей (7,1% ВВП), а в 2021 году увеличится еще до 11,5 трлн рублей (9,7% ВВП). К концу 2022 года объем фонда практически удвоится, перевалив за 12% ВВП, превысив объемы государственного и корпоративного внешнего долга, что, с точки зрения теории, лишено экономического смысла.

Между тем по экономической природе ФНБ — это средства, выведенные из бюджета и мертвым грузом оседающие вне бюджета, не принимающие участия в текущей его сбалансированности и не «работающие» на экономику страны. Эту кубышку, достигающую почти трех четвертей от суммы бюджетных доходов, где, по сути, сгорают гигантские средства, которые правительство не пускает на развитие страны, давно пора переименовать в Фонд антироссийского противостояния. И это в стране, где продолжает вымирать население, где износ машин и оборудования превышает 50%! Такого вредительского финансового перекоса нет в бюджетной системе ни одной страны мира. Извините, но это прямой саботаж всех основных указов и установок президента РФ! И с каждым днем все очевиднее, что подобная финансовая стратегия грозит уже не только экономическим, но и политическим дефолтом.

Разве неясно российским «светилам» экономики, что трата денег из ФНБ в будущем, даже если их брать, как нас убеждают, только «понемногу», ничем не отличается от простого включения печатного станка? Для грамотного экономиста профицитный бюджет, рост объема ФНБ — это искусственное изъятие из экономики финансовых ресурсов, использование которых в целях роста ВВП, ускорения научно-технического прогресса могло бы реально повысить эффективность социально-экономического развития в целом. Это неверно и с теоретических позиций, и с точки зрения будущего России.

Не секрет, что экономический блок правительства РФ — это люди в основном либеральных взглядов. А либеральная идеология предусматривает, что правительство должно служить не своему народу, а глобальным спекулянтам (не просто глобальному бизнесу, а именно спекулятивному глобальному бизнесу) против своего народа. А для глобальных спекулянтов развитие чего бы то ни было, в том числе России, абсолютно неприемлемо. Поэтому вести речь о реформировании бюджетного процесса в рамках либеральной идеологии вряд ли уместно

Становится обидно вдвойне, когда депутаты от «Единой России» — среди которых полдюжины докторов и три десятка кандидатов экономических наук — безропотно голосуют «за» этот теоретически не обоснованный и ущербный для российской практики федеральный бюджет. Уверен, народным избранникам, будет стыдно перед друзьями, детьми и внуками за это трусливое голосование, цена которому — ухудшение жизненного уровня миллионов сограждан.

Источник

Оставить комментарий