Главная » Новости » Урбанист Илья Бейлин: Застройщики Воронежа работают по нормам «предыдущего поколения»

Урбанист Илья Бейлин: Застройщики Воронежа работают по нормам «предыдущего поколения»

Источник: Domostroyrf.ru

Источник фотографии

Воронежская областная просветительская общественная организация «Наш регион» генерирует идеи для территорий и сообществ. Её деятельность сосредоточена вокруг комфорта и безопасности в городе.

О том, насколько комфортно живётся в Воронеже и о том, как можно улучшить городскую среду, корреспондент портала ДОМОСТРОЙРФ.РУ пообщался с ассоциированным директором организации «Наш регион», магистрантом кафедры градостроительства Воронежского опорного университета Ильёй Бейлиным.

— В вашу организацию часто обращаются по вопросам, связанным с инфраструктурой. Я имею в виду школы, детские сады, какие-то общественные пространства. В чьей зоне ответственности находятся такие объекты?

— Начнём с того, что сейчас воронежским земельным рынком управляет, по сути, застройщик. И между ним и мэрией всегда идет некий торг, кто и что должен сделать, чтобы нам с тобой жилось комфортно. Мэрия пытается навязать что-то застройщику, а застройщик лениво отпихивается.

— Насколько застройщик заинтересован в возведении объектов инфраструктуры?

— Вы замечали, что школа или детский сад появляются в жилкомплексах в последнюю очередь? В среднем, где-то через три года. Почему так? Для строительных компаний это логично — они должны получать прибыль здесь и сейчас. А если они сразу школу построят, то быстрых денег не получат. Поэтому они возводят то, что начинает быстрее приносить прибыль — не школу, а ещё одну многоэтажку. Вот и ответ на ваш вопрос.

— Есть ли у застройщиков технологии, позволяющие оценить потребности населения в инфраструктуре?

— Таких технологий у них нет. Но я не говорю, что застройщики — плохие, они просто не способны думать по-новому и понять, что горожанам нужно что-то ещё, кроме пивных и аптек, которые в избытке присутствуют в каждом ЖК или микрорайоне.

Пивные и аптеки — это лёгкий способ получить деньги. Правда, застройщик, как правило, к этому не имеет отношения, мелкий бизнес приходит сам. Но, тем не менее, почему бы вместо них не создать общественное пространство, где народ будет постоянно собираться?

— В самом деле, почему?

— Потому что в Воронеже весьма своеобразное представление о комфортной среде и инфраструктуре. Застройщики чаще всего не думают об этом, и их фантазии хватает только на «Пятёрочку» или «Магнит».

Они не понимают, что люди готовы платить за качественную инфраструктуру. Если в городе вдруг появится квартал, где будут учтены все пожелания горожан, то он окупится гораздо быстрее. Но для строителей это пока ещё сложно.

— Откуда у строителей такое своеобразное представление?

— У застройщиков есть нормативно-правовые акты, где прописано, какие элементы инфраструктуры и в каком количестве нужны людям для нормальной жизни. Но в большинстве случаев — это устаревшие нормы, разработанные ещё при наших мамах и папах, то есть, актуальны они были для предыдущего поколения. А инфраструктура XXI века должна быть абсолютно другой.

То, что мы видим сейчас, — явно не соответствует нынешнему уровню социального развития. За последние пять лет изменился рынок труда. Грубо говоря, ты уже на рабочий, ты — «белый воротничок». Сейчас в тренде коворкинги и другие места, о которых советский человек даже помыслить не мог. Но в нормативных документах эти места до сих пор не отражены.

— А кто им может показать правильное направление? Чем они могут вдохновиться?

— Они на самом деле вдохновляются — в Воронеже есть застройщики, которые бывают в Праге, в Лиссабоне или Чикаго, и они видят, как там решаются эти проблемы.

— Так почему бы им не применить этот опыт здесь?

— Во-первых, у них есть старая технологическая база. И пока они свою технологическую линию не окупят, не будут готовы к новым опытам. Я думаю, должно пройти еще лет 10, прежде чем в головах что-то начнёт меняться. Хотя бы из-за конкуренции. Ведь придут молодые, а любой застройщик сейчас — это представитель старой советской школы, им всем реально уже по 60.

Соответственно, они делают по старинке. На инновации у нас запрос, с одной стороны, есть, но с другой — у нас достаточно высокие налоги.

Прежде чем построить некий элемент инфраструктуры, нужно понимать, что цена за квадратный метр при этом увеличится на 7–10%. То есть, если возвести детский сад, то сама квартира будет стоить не 1 млн, а 1,1 млн. Вроде бы разница небольшая, но для обычного воронежца 10% — это много. Условно говоря, он не 7 лет будет ипотеку выплачивать, а все 10. «Лишние» три года жизни.

Как видите, здесь целый комплекс проблем.

Наверно, пока мы просто ещё не готовы перестроиться. Старая советская система разрушилась, а рука рынка не успевает построить сбалансированную инфраструктуру. У нас ещё рабоче-крестьянское представление о будущем.

— Что можете сказать про молодые компании на строительном рынке Воронежа?

— Если брать, например, «ПГС-Проект», они работают уже по-новому, но мне как гуманитарию проще сказать, что они «технократы» — стараются вписать свое решение в пространство города. Это больше не про архитектуру, а про способность быстро технологично и эффективно возвести здание. Я бы так сформулировал. Для меня они как «Гипрокоммундортранс».

С другой стороны, я понимаю, что в Воронеже мне сложно назвать компании, которые бы отвечали всем общепринятым стандартам. В этом смысле я пессимист. Они делают всё, используют японские технологии, но это не про то, что сейчас называют урбанизмом, это не про дружелюбное отношение к городу.

— В Воронеже есть хоть какие-нибудь ростки этого дружелюбного отношения?

— У нас есть попытки. Например, процесс, связанный с проектированием общественного пространства на проспекте Революции. Имелось много недочетов, но и был процесс взаимодействия. Мэрия пыталась понять, что надо сделать на этом пространстве, а горожане, которые проявили инициативу, попытались собрать какую-то информацию. То есть, это такое коллективное бессознательное. Пока о результатах мы не можем говорить, но есть, по крайней мере, прозрачное намерение.

— А что насчёт реконструкции Петровской набережной?

— Намерения заявлены, а во что это выльется, непонятно. Андрей Еренков, руководитель областного департамента архитектуры, — молодой. Он не архитектор в прямом смысле слова, скорее, юрист. У него может присутствовать вкусовщина, но у него нет строительных шор. В этом смысле я вижу плюс.

— А в целом как вы относитесь к такого рода людям?

— Я отношусь к ним с настороженным оптимизмом, потому что у каждого есть свой предел полномочий. Как говорится, выше головы не прыгнешь. Стремления есть, они позволят двигаться Воронежу по более оптимистичной траектории. Город будет меняться, но хотелось бы избежать ошибок, а это, на мой взгляд, зависит уже не от строителей, а от горожан.

Оставить комментарий